«Снайпер»

Я обычная молодая дама, моя работа связана с тяготами и лишениями военной службы. Несколько лет назад, когда я начала служить, от женщин военнослужащих никто всерьез не требовал сдачи военных нормативов. Но в последние года четыре все изменилось. В числе прочих новшеств стали обязательными регулярные тренировки и сдача зачетов по огневой подготовке (от чего в дальнейшем зависит очень многое уже в дисциплинарном и финансовом плане). И тут выяснилось, что я, как и многие мои коллеги женского пола, оказалась «не снайпером». Раз в месяц в приказном порядке нас отправляют в тир, где мы должны в качестве тренировки или зачета демонстрировать чудеса меткости. Хотя, если честно, женщины к огневой подготовке всегда относились с юмором и никогда не предъявляли к себе завышенных требований (то есть вообще не стремились попасть поближе к центру мишени). А я к тому же близорука и после напряженной бумажной работы даже мишень на стене не всегда четко вижу, не то чтобы контуры на ней! Мои попадания были явно случайными, и меня всегда смешило, что, обнаружив одно попадание, инструктор наивно ищет в мишени остальные пробоины (в то время как я вообще не уверена, что попала именно в эту стену!).

Лично у меня это происходит примерно так. Пока я добросовестно прицеливаюсь, я сосредоточена, очень заинтересована в результате, все делаю правильно, жму на спусковой крючок. И вот тут начинаются непонятные вещи. В самый последний момент перед выстрелом со мной происходит что-то странное: мысли улетают неизвестно куда, мне уже ничего не надо, совершенно не интересно, попаду ли я в мишень вообще. Я как будто уже не на линии огня, а где-то в совершенно другом месте и думаю о чем-то более важном, только не могу эти мысли поймать. А стрелять-то все равно надо. Вот и получается что-то типа «Не трогайте меня, отстаньте, я громко пальну, только отвяжитесь». И в итоге, естественно, результаты стрельбы ниже среднего. Инструкторы бьются, развивают теории, пытаются что-то объяснять, даже вычислили, какой глаз у меня направляющий. Но я же все делаю правильно — чему меня еще учить? А в самый-самый ответственный момент мне становится просто все равно, я даже не смотрю, куда увожу дуло пистолета. Я просто не могу себя заставить удержать свое сосредоточенное и целеустремленное состояние, я точно чувствую момент, в который я это нужное состояние отбрасываю, но с этого момента я уже ничего с этим не могу сделать. Ну что тут поделаешь?

Надо сказать, что к тому моменту я уже посещала психотерапевта. Было много тем, которые хотелось проработать, неудачи в тире были не только не на первом месте, я об этом вообще не думала. Но однажды почему-то рассказала. Мы говорили о моей стрельбе не очень долго, но уже на следующем занятии я заметила, что тот самый критический момент не наступил ни разу. Моя правильная подготовка к выстрелу завершается успешным попаданием в цель. В легкую, без напряжения, беспокойства, лишних мыслей или движений, да и вообще без особого стремления попасть в яблочко. Я набираю высшие баллы и получаю за них максимальные оценки. Все удивляются, инструкторы спорят о своих заслугах в моем обучении. А я никому не говорю, что действительно единственный человек, который мне помог, — это мой психотерапевт. Я так и не поняла, что именно произошло и проработка каких именно вопросов убрала то, что так некстати вылезало в самый ответственный момент. Но это было очень заметно — ответственный момент просто не наступил, я это ощутила почти физически.

Факт остается фактом — после того зачета прошло четыре месяца — заботы, отпуск. Сегодня следующее занятие, и я, совершенно не задумываясь, в легкую, трижды стреляю и попадаю кучно 9+9+8. После большого перерыва, с первой же попытки! И это при том, что на пятерку нужно «выбить» 25 очков! Нужно еще что-то говорить? Спасибо психотерапевту!

Ирина М.